Yes comment

АНАЛИТИКА СЕТИ : Сдулся, пузырь

3 декабря 2010 г. 12:42
Просмотров: 2914
0

Урекян покинул политическую арену

Самая большая нелепость молдавской политики — Серафим Урекян и его Альянс "Молдова ноастрэ" провалил выборы. Давайте четче, давайте вдумчивее... С. Урекян и АМН не прошли в парламент, набрав чуть больше двух процентов. Все. Финита. Данной партии и данного персонажа больше не существует. Нет, еще развевается над шикарным офисом в здании-памятнике архитектуры, расположенном в историческом центре Кишинева, нездорового, гепатитного цвета желтый флаг, еще синеет бандитской наколкой партийный символ — всходящее солнце. Но это уже иллюзия, мираж, морок. Сгинул, распался, развеялся. Будто и не было вовсе.

Снимите шляпы

Но он был, этот Урекян. Был в нашей с вами жизни. Он казался непотопляемым, как... ну, сами придумайте приличное сравнение. Не ленитесь, не морщьтесь: он — страница из нашей с вами биографии, да, неопрятная, вся в жирных пятнах, пожеванная, но — страница. Так что не делайте вид, будто вы ее не зачитывали, роняя крошки и хвостики от яблок, до этих самых жирных пятен. А лучше — сверните из нее, такой жалкой и непрезентабельной условную шляпу, пусть она будет больше походить на крохотный, клоунский колпак, и снимите, обнажив голову. В знак лицемерного траура по политически усопшему.

Агроромантика

Давайте хотя бы в эту, скорбную минуту признаемся себе, что Урекян был пусть карикатурным, но точным воплощением того, особенного архетипа, который еще недавно властвовал в молдавской политике. Мещанин во дворянстве. Из грязи в князи. "Погнали наши городских вилами по селу". Все в нем — от манеры завязывать галстук до "ай-кью" указывало на директорство свиноводческим комплексом, как пик карьеры. В кишиневской мэрии он был столь же уместен, как яйца Фаберже под деревенской несушкой. Но именно этим он и подкупал. Не отнекивайтесь: именно подкупал. (Иногда — в буквальном смысле, то есть — за деньги). Брюхо — значит хороший хозяин. Тяжелые бока — значит устойчивый, вернее — усидчивый, причем — в любом кресле. Слащавая речь вечно ищущего свой незаслуженный шесток карьериста — значит дока в дипломатии. И даже прилизанная — колосок к волоску — прическа от традиции носить в наружном кармане пиджака пластмассовую расческу, неистребимой в среде агрономов и специалистов по осеменению крупного рогатого скота.

Для тысяч людей, не разгибающих спины на в поле и так — беспросветными годами, Урекян казался вполне себе романтичным героем, непостижимым и недостижимым идеалом. Ну как же — дурак дураком, а пробился, прорвался, молодец. Это такая же логика, которая заставляет придавать молдавскому, по идее — обидному существительному "шмекер" позитивный смысловой оттенок, а глаголу "украл" — даже уважительный.

Уходящая натура, которая в силу неохватного объема и внушительной массы, тестообразно, прилипая к пальцам, уходила слишком долго. Но — ушла. Ничего не поделать: такова историческая неизбежность.

Смех и радость приносил он людям

А еще, свернув из грязноватой странички нашей общей биографии под названием "Урекян" хороший, с козлиную ногу, косяк, пробьемся же на "ха-ха", и сквозь смех всплакнем: с ним было все-таки чертовски весело. И не было ему равных в искусстве с видом серьезным, излучающем солидность, говорить абсолютные в своем совершенстве глупости. Слово "оксюморон" здесь не употребляю, поскольку надеюсь на благодарное прочтение и главное — понимание данных заметок их героем, но пусть он поверит на слово: именно в этом изящном парадоксе и заключается природа подлинного юмора, столь ценимая как творцами смешного, так и его потребителями. А ведь Урекян еще и настаивал на подлинности и серьезности сказанного, доводя нас до колик уже безо всякого косяка. Подобно комику-лицедею, он представал пред нами в самых разных образах, оставаясь при этом самим собой. Гоголевской панночкой летал он по электоральному пространству в пластиковом гробу. Вообразив себя "восточно-европейским тигром", совершал он астральный прыжок в грядущее. Как заправский "шпион-дырка" — рассказывал о специальных устройствах, отключающих на расстоянии свет и микрофоны в залах, где он проводил встречи с избирателями. Именно от него, разоблачителя вселенских заговоров, мы узнали, что бывает такая специальная бумага для избирательных бюллетеней, которая при соприкосновении со специально изготовленными в Израиле (о! заговор-то, как оказалось, жидо-массонский) отталкивает знак "Вотат", проставленный напротив АМН и переносит его аккурат — напротив ПКРМ. При этом он, человек, уверовавший в способность чернильного оттиска перемещаться по бюллетеню в строгом соответствии с заданной траекторией, утверждал, что фотографии, на которых он в московском ресторане ручкается с авторитетом Гришей Болгаром — "монтаж" и "коммунистическая пропаганда".

Он без устали охотился на ведьм, не осознавая, что в этом увлекательном процессе становится похожим на дворнягу, гоняющуюся за собственным, богатым репейниками, хвостом. С тем же самым комическим эффектом для благодарной публики. Все, все, что он говорил и делал находило отклик, мы смеялись, растирая слезу, заранее предвкушая его следующее появление. "Я получил открытку — голубую, со снежинкой, в ней написано: "Предупреждаю", большими буквами, это меня запугивает Воронин" — и смех в зале. "Мы наберем 50 процентов голосов", - и хохот. "Я стану президентом" — и хохот, перемежаемый аплодисментами, становится гомерическим. "Зарплата — 500 евро. Пенсия — 300 евро. Урекян гарантирует" — и зрители обессилено сползают с кресел, будучи уже не в состоянии ни смеяться, ни аплодировать.

Он, Урекян, был уникален в своих способностях. Смена — хоть тянулась за ним, но явно не дотягивала. Виктор Осипов, разучивший для успешной партийной карьеры глупое выражение лица своего патрона, выдавал совсем недавно: "У нас есть доказательства, что в штабе ПКРМ есть предатели. Они на этом диске. Он оранжевого цвета. Этот шокирующий факт доказывает, что коммунисты проигрывают выборы". Хорошо, старательно — но без присущего Урекяну блеска. Как следствие — не так смешно.

Аминь

Ну — конечно — существуют внятные политологические объяснения провала Урекяна и его партии. Их немало. Можно быть консерватором, но нельзя всем своим видом, а вернее — стилем исключать даже намек на модернизацию. А Урекян подумал — можно. Можно сознательно опираться на гнилую и вороватую бюрократию, но ведь не только же на нее одну. А Урекян думало — можно. И — поплатился. Будучи гнилой и вороватой, бюрократия перебежала к Филату, что с ее точки зрения логично, осиротив голосами Урекяна. Филат пожрал Урекяна с методичной алчностью акулы, а Урекян, трясшийся за клочок иллюзии власти в пресловутом АЕИ, старательно делал вид, будто не замечает, как исчезают в зубастой прожорливой пасти целые куски того, что именовалось АМН.

Урекян лишился объективной электоральной ниши, поскольку нельзя барашку вольготно пастись на одной полянке с волками и шакалами. Все это так. Но настоящая причина ухода с политической сцены совсем в другом: Урекян исчерпался, стал повторяться, занялся недозволительным для артиста разговорного жанра самоцитированием. (Сиквел свежей еще год назад игры "Серафикэ фэрэ фрикэ" — лучшее тому потверждение) Он стал скучен. И этого ему не простили даже самые верные зрители.

Источник: Независимая Молдова
Оцените статью
Приглашаем Вас оценить эту статью. Голосуя, Вы определяете рейтинг статьи:
Актуальность
(0,00)
Фактология
(0,00)
Источники
(0,00)
Рейтинг
(0,00)
Рейтинг является средним арифметическим всех оценок
Delicious Digg reddit Facebook StumbleUpon Google Yahoo Twitter Netvibes LinkedIn Live Journal Scoop Sphinn Furl Technocrati Live FrigG
Смотрите также
 
Loading ...
Загружается, подождите...
Yes comment / Последние
Facebook

Yes comment / Архив
<Октябрь 2017>
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
SEO monitor
Яндекс цитирования
Rambler's Top100
Stiri
Free Page Rank Tool