Yes comment

АНАЛИТИКА СЕТИ: КРАСНЫЙ МЭЙ! В Кишиневе началась культурная революция

16 мая 2010 г. 21:51
Просмотров: 3938
0
Автор(ы): Сергей Эрлих

«Социальный марш» показал, что Молдавия действительно существует, что у молдавского народа есть незыблемые ценности, а значит – право на будущее.

ANTESCRIPTUM к публикации в Молдавии: Грандиозные демонстрации, состоявшиеся 1 и 9 мая, имеют не только локальное значение. Их культурологические аспекты способны повлиять на ситуацию на всем постсоветском пространстве. Но для этого информация о кишиневских событиях должна быть представлена в нашей бывшей культурной метрополии - Москве.

Российские СМИ дружно проигнорировали молдавский первомай и представили пару незначительных публикаций о всенародном «Марше Победы» 9 мая. Мне подумалось, что это происходит по неведению. В ночь с 9 на 10 мая я написал статью для российской прессы, в которой, прежде всего, анализировались небывалые культурные технологии этих акций.

Утром 10 мая она была отправлена в два десятка российских СМИ, начиная от махрово прокремлевских и заканчивая ультра антикремлевскими. Чтобы не быть голословным я снабдил письмо ссылками на видеоролики о событиях, выложенные в Сети. Прошло три дня. Не появилось ни одной публикации - ни моей статьи, ни видеороликов.  Гипотеза о неведении отпала. Руководители российских СМИ ведают, что творят информационную блокаду. Смакуя на своих телеканалах информацию о поздравлениях на урнах, о пронацистских заявлениях Гимпу по поводу итогов Второй мировой войны, они тщательно фильтруют все, что представляет молдавский народ, как субъект гражданского достоинства и политической свободы.

Молчание кремлевских медийных ягнят - легко объяснимо.  Они не хотят подавать дорогим россиянам дурной пример гражданской свободы. По поводу немоты антикремлевских возможны две гипотезы. Первая - конспирологическая. Она вынуждает думать, что и «либеральное» и «пролетарское» сопротивление путинскому режиму самим режимом контролируется и направляется. Лично я не являюсь сторонником конспирологии. Мне ближе культурологическая версия событий. Российские интеллектуалы всех мировоззренческих изводов испытывают чувство неполноценности перед достойным стилем жизни народов западного мира.

Поэтому включают компенсаторный механизм культурного превосходства в отношении представителей бывших советских республик, в том числе и «тупых молдаван».  Любая информация о том, что молдавские, по их представлениям, недочеловеки ушли гораздо дальше вперед по пути политической демократии и гражданского общества не вдохновляет когда-то «всемирно отзывчивую» (Ф.М. Достоевский) российскую интеллигенцию на творческое движение к свободе, а, напротив, глубоко уязвляет культуртрегерские комплексы «старшего брата».

Дорогие русские братья, надеюсь, что сотрудники российского посольства в Республике Молдова, которые, кстати, много делают для пропаганды нашей общей русской культуры, прочтут эти строки и найдут способ передать Вам, что мы Вас любим и желаем сбросить вековые культурные предрассудки. Обретение адекватного взгляда на мир - важнейший шаг на пути к достойной общественной жизни. Не смешивайте нас, пожалуйста, с Гимпу. Этот правитель недостоин своего народа. 

В то время как российская демократия пребывает в состоянии летаргического сна, в Молдавии кипит оригинальная политическая жизнь. 1 и 9 мая 2010 левая оппозиция Республики Молдова (РМ) с успехом опробовала технологии неагрессивного сопротивления режиму. Молдавские события не укладываются в штампованные мозги деморализованной российской элиты. Поэтому и анти- и про- правительственные СМИ РФ дружно подвергли многотысячные манифестации информационной блокаде.

Кишинев известен в мире, прежде всего, двумя погромами, пришедшимися на один и тот же черный день календаря - 7 апреля. В 1903 громили евреев. В 2009 - правительственные здания.

Трудно предположить, что либеральные погромщики XXI в. сознательно совместили даты. Скорее всего, это одно из тех «странных сближений» (А.С. Пушкин), которыми история говорит с политикой. Календарное слияние двух насильственных событий демон-стрирует черносотенную суть ныне правящего в Молдавии «Альянса за европейскую интеграцию». Похоже, что руководители этого аморфного образования сознательно стремятся подкрепить знамения астрологии, проявляя снисходительность к инициаторам антисемитских акций, возродившихся в их правление из, казалось, исторического небытия.

Придя к власти, правительство четырехпартийного дракона, именуемого в народе «Альянсом за евро...», первым делом обратилось к МВФ за кредитами. Для получения кабального золотого дождя либеральные реформаторы превентивно осуществили целый ряд социально разрушительных мер: отменили льготы, подняли коммунальные тарифы, снизили зарплаты, отказались от повышения пенсий, начали закрывать «нерентабельные» сельские школы и т.д.

Новая власть не только ощутимо затронула материальные интересы всех слоев населения, но и оскорбила этнические чувства многих жителей Молдавии. Антисемитизм осложнил контакты с западными инвесторами. Русофобия насторожила не только значительные русскоязычные меньшинства (украинцев, русских, гагаузов, болгар, составляющих около четверти населения республики), но также Россию - единственного энергетического спонсора (русский газ до сих пор поставляется в Молдавию по ценам ниже мировых) и крупнейшего потребителя молдавского вина. Но самое главное - заискивание нынешних руководителей перед румынским «старшим братом» - воспринимается значительной частью молдаван (согласно переписи 2004 года - 75.8% населения страны, тогда как румынами себя считают 2.2% жителей Молдавии), как национальное унижение.

С удивлением озирая события последних месяцев, местные аналитики все чаще высказывают предположение, что Альянсом руководят подпольные члены Партии коммунистов Республики Молдова. Действительно, подобная политика резко увеличила шансы компартии возвратить «руководящую роль». Проиграв выборы в июле 2009, ПКРМ отдала власть Альянсу, хотя у коммунистического президента Воронина были юридические зацепки, чтобы оставаться у руля до момента выборов нового президента, т.е. до сих пор. Тем самым коммунисты обеспечили себе возможность вернуться во власть демократическим путем. Для этого требуется самая малость - проведение, согласно букве молдавской конституции, досрочных парламентских выборов до конца 2010. Но в отличие от коммуниста Воронина, либералы не собираются соблюдать конституцию. Понимая, что выборы приведут их к политической смерти, они всеми неправдами пытаются отдалить дату всенародного голосования. Единственное средство вынудить Альянс провести демократические выборы - прямое массовое давление сторонников левой оппозиции. 

Надо сказать, что переход в оппозицию пошел ПКРМ на пользу. Лишившись власти, она избавилась и от большей части меркантильного балласта. Все заявления бывших коммунистических функционеров о том, что их уход вызван нежеланием терпеть авторитарный стиль Воронина, не более чем фрейдовская рационализация, которая не объясняет, почему они мирились с этим стилем, занимая высшие государственные посты. Потеря этого «агрессивно-послушного большинства» объективно понизила внутрипартийное влияние самого Воронина. Он во многом лишился возможности манипулировать подчиненными, исполняя роль арбитра в отстроенном им же механизме «сдержек и противовесов». Предательство верных холопов, справедливая кара истории вождю, потерявшему ощущение реальности. Теперь он, похоже, начинает осознавать, что его непомерное властолюбие явилось главной причиной поражения коммунистов на выборах 2009 года. Создается впечатление, что Воронин морально готов уйти в тень молодых лидеров. По крайней мере, заметно, что пребывание в оппозиции сопровождается увеличением свободы действий коммунистической молодежи.  Эта свобода уже привела к небывалым в истории Молдавии акциям неагрессивного сопротивления антидемократическому режиму.

Так случилось, что на протяжении двадцати последних лет уличная политика являлась инструментом исключительно прорумынских сил. Коммунисты и до и во время пребывания у власти были партией с избирателями, но без сторонников. Люди, голосующие за коммунистов, стеснялись или даже боялись заявлять о своих политических предпочтениях.

Преодолеть инерцию этого немотствующего большинства было бы невозможно без применения новаторских гуманитарных технологий, т.е. глубокого понимания законов культуры. И вовсе неслучайно, что эта творческая задача была решена выпускником аспирантуры Санкт-Петербургского института истории материальной культуры РАН, автором кандидатской диссертации и монографии «Археология свободы», основателем кишиневской Высшей антропологической школы Марком Ткачуком. Один из руководителей ПКРМ, депутат парламента РМ показал, в чем заключается ценность бесполезного в глазах многих сограждан гуманитарного знания. Своим примером он доказал, что наша наука имеет право на существование.

После поражения на выборах коммунистам было жизненно необходимо преодолеть унылый имидж партии советского реванша, поддерживаемой преимущественно русскоязычными пенсионерами. Для этого был инициирован «Молдавский проект», задача которого - пробудить у граждан «чувство будущего времени». В рекламном ролике проекта заявлена вдохновляющая идея: «Мы - народ, потому, что умеем творить невозможное». (Это - парафраз Н.М. Карамзина. Великий русский историк, характеризуя молдавского господаря Штефана чел Маре (ок. 1433-1504), выделил парадоксальную способность этого выдающегося правителя «малыми силами творить великое». Штефан, неоднократно с небольшим войском громивший стотысячные армии пассионарных османов, является символом 650-летней молдавской государственности. Отсылки к нему являются сильнейшим ходом пропаганды ПКРМ).

Инструментом реализации мечты «Молдавского проекта» является «Социальный марш». За две недели до 1 мая в рамках Марша было проведено с десяток пикетов. Они заключались в том, что каждый будний день перед каким-либо правительственным офисом то в Кишиневе, то в одном из райцентров собиралась группа молодых людей, возглавляемых депутатом-коммунистом. Молодежь размахивала флагами и транспарантами, скандировала антиправительственные лозунги. Потом в мегафон зачитывались социальные требования. В заключение депутат передавал декларацию с требованиями руководителю пикетируемого властного объекта. Торжественное вступление представителя оппозиции на территорию власти являлось кульминацией протестного ритуала. Далеко не все чиновники выдерживали эту психическую атаку. Многие позорно сбегали с рабочих мест. Отчет о каждом из пикетов транслировался в эфире оппозиционного телеканала NIT. Поскольку этот канал - единственный, выражающий отличную от правительственной точку зрения, его рейтинг неимоверно вырос. Так, что победоносный месседж ежедневно доходил до целевой аудитории. (Людям, живущим российскими реалиями, трудно представить каким образом выступления некарманной оппозиции обошлись без полицейских репрессий. Действительно, в Молдавии уже сформировалась политическая культура отличная от российской. Коммунисты за восемь лет правления не разогнали ни одного митинга. Поэтому, их оппоненты также не могут позволить себе подобных вольностей).

Морально взбодрив своих сторонников, КПРМ призвала их выйти на «Социальный марш» 1 мая. Движение четырех колонн по центральным улицам города должно было завершиться митингом на Площади великого национального собрания.

Почему именно это место было выбрано для митинга?

С конца 80-х данная площадь стала местом сбора оппозиции. Именно отсюда 7 апреля 2009 либеральные мятежники двинулись громить правительственные резиденции. На протяжении всей истории национальной независимости прорумынские партии считали площадь своей вотчиной. Символическое отвоевание сакрального центра молдавской столицы у антинациональных сил стало для коммунистов основным смыслом манифестации.

Власти сделали все возможное, чтобы не допустить реализации этого грандиозного сценария.

Огромные усилия они приложили, чтобы затруднить прибытие на митинг районных делегаций ПКРМ. В райцентрах проводились превентивные беседы с владельцами автобусов. Были зафиксированы попытки устроить экстренный техосмотр автобусного парка накануне первого мая. Готовились досмотры транспорта на пути к Кишиневу. Однако все эти меры не возымели действия. С одной стороны полицейские не рискнули ссориться с земляками, дискредитируя себя поддержкой непопулярного режима. Но и сами коммунисты сумели обеспечить грамотную логистику акции. Колонны автобусов возглавлялись депутатами парламента. В каждой колонне были видеокамеры для фиксации действий полиции. И полицейские об этом знали. В Кишинев прибыли четыре тысячи дисциплинированных сельских коммунистов, составивших костяк каждой из четырех колонн первомайского марша.

Другая провокация либерального режима была заимствована из авторитарного репертуара Лужкова. Через неделю после подачи заявки ПКРМ, городские руководители сообщили, что площадь уже занята. Причем организаторы санкционированного митинга категорически отказывались от сотрудничества с коммунистами. В последний день все-таки удалось договориться с Примэрией (Горсоветом) о проведении митинга в более позднее время, что позволило развести акции правительственных провокаторов и «Социального марша». Но затянувшаяся неопределенность объективно препятствовала полной мобилизации сторонников левой оппозиции.

Надо сказать, что до начала первомайского «Социального марша» никто не верил, что оппозиции удастся вывести значительное количество демонстрантов. Ведущие румынских телеканалов ехидно вопрошали коммунистов, будет ли на площади столько же людей, как 7 апреля 2009, т.е. десять тысяч? Сочувствующие ПКРМ аналитики тоже испытывали сомнения. В приватном порядке делались прогнозы, что на демонстрацию посмеют выйти несколько сот русскоязычных пенсионеров.

Надо было иметь большое мужество, чтобы в обстановке всеобщего скепсиса не отказаться от протестных акций. Коммунисты ставили на карту очень многое. Если бы площадь осталась пустой, пропагандисты Альянса стерли бы их в порошок.

Практика - как утверждал Энгельс - критерий истины. Практика «Социального марша» показала, что режим себя дискредитировал. Каждая из четырех колонн демонстрантов растянулась примерно на километр. Я подсчитал, что в одной шеренге было порядка десяти-двеннадцати человек. Даже если допустить, что расстояние между шеренгами достигало двух метров и то получается около пяти-шести тысяч человек в одной колонне. Полиция заявила о девяти-десяти тысячах участников. Но все понимают, что цифра занижена минимум вдвое, а то и втрое.

Но не только число демонстрантов не совпало с пессимистическими прогнозами. Главное, что в рядах протестующих преобладала молодежь. Очень важно, что численность  молдаван превышала количество русскоязычных. О настроениях можно было судить по флагам. Наряду с красными партийными знаменами и бело-красными полотнищами независимых профсоюзов над колоннами реяли красно-синие исторические стяги княжества Молдова. Нынешних государственных молдавских знамен, представляющих реплику румынского флага, почти не было видно. Разумеется, что исторические знамена наряду с другими были предварительно заготовлены коммунистическими организаторами демонстрации. Но важно, что они были подхвачены участниками. Я слышал, как знаменосец на вопрос сельской бабушки с гордостью ответил: «Это знамя Штефана чел Маре!»  Больше у бабули вопросов не было. Все неангажированные Альянсом обозреватели отмечают, что массовое использование исторической молдавской символики - очень сильный ход. О его положительном восприятии  можно судить по тому, что клич - «MOLDOVA!» - преобладал и находил самый горячий отзыв в рядах протестующих.

Со стороны трудно понять, каким образом называние имени своей страны может выражать протест режиму. Но специфика правящего Альянса заключается в отрицании права молдавского народа на существование. И.о. президента Республики Молдова М. Гимпу не стесняется называть себя бессарабским румыном. (Для сравнения прикиньте, сколько времени продержится у власти американский президент, который заявит, что считает себя англичанином.) Другие союзники Гимпу не столь откровенны. Но поскольку они не снимают этого манкурта с должности, можно сделать только один вывод: в душе они с ним солидарны. События первомайской демонстрации показали, что многие граждане не согласны с лишением их права на молдавскую идентичность. И выразителем своих чаяний они видят ПКРМ. Красный флаг коммунистов трансформируется в их глазах в знамя Штефана чел Маре, знамя молдавской государственности.

Сам факт разноцветья знамен, развевавшихся 1 мая над центральной площадью Кишинева, свидетельствует, что ПКРМ вступила в эпоху ребрендинга. Следует отметить, что креативный штаб коммунистов отказался от  механического переименования, чреватого потерями и провокациями вроде создания альтернативных коммунистических партий. Движение «Социального марша» позволяет органически выйти за пределы неприемлемых для многих избирателей коммунистических рамок. Инициируя Марш, ПКРМ постепенно превращается в одного из его участников. В дальнейшем бренд «Социального марша» становится определяющим в политическом и электоральном плане.

Такая направленность партстроительства позволит не только привлечь новых социально и государственно ориентированных избирателей. Отказ от перегруженного гулаговскими ассоциациями наименования позволит улучшить отношение зарубежных правительств и международных организаций к левому движению Республики Молдова. Для маленькой страны жизненно необходимо добиться доброжелательного отношения международного сообщества. ПКРМ в действительности не имеет ничего общего с ретросталинистами зюгановского типа. На протяжении восьми лет своего правления молдавские коммунисты проводили типичную социал-демократическую политику: экономика - рыночная, социальное обеспечение - государственное. Но сторонние наблюдатели действуют согласно Козьме Пруткову. Они верят не глазам своим, а этикетке. Раз коммунист - значит поклонник Ленина, Сталина, Троцкого, Мао и Пол Пота. Можно, конечно, считать дураками тех, кто судит о ПКРМ исключительно по ее имени. Но, на мой взгляд, надо быть еще большим дураком, чтобы противиться законам человеческого восприятия и мышления.

Многие аналитики считают, что ПКРМ запоздала с ребрендингом. По их мнению, его надо было проводить после победы на вторых парламентских выборах 2005 и вступать в электоральный цикл 2009 уже под новыми знаменами. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Не могу не привести еще одно симптоматичное наблюдение. Когда одна из колонн демонстрантов приблизилась к площади, ее возглавил председатель ПКРМ В.Н. Воронин. Колонна остановилась и комсомольцы, находившиеся в первых трех рядах, начали скандировать имя вождя. Самому Воронину этот пятиминутный апофеоз, наверное, представлялся выражением общенародной любви.  Но мне из пятого ряда открылась совсем другая картина. Уже четвертый ряд демонстрантов, не говоря о последующих, хранил равнодушное молчание. Создалось впечатление, что если бы основатель партии коммунистов не принял участия в акции, то никто бы не заметил его отсутствия. Лично меня это порадовало. Невнимание к персоне пожилого коммунистического вождя свидетельствует, что «Социальный марш» перерастает типичные формы политической жизни Молдавии. Все здешние партии объединяются не вокруг идеи, а вокруг лидера. По сути это не политические организации, а классические клиентелы. В случае Марша мы видим проявление европейских тенденций. Протестующих объединяет не харизматическая личность, а идея. И к коммунизму она не имеет никакого отношения. (Ни одного коммунистического лозунга в ходе демонстрации не прозвучало.) Участники «Социального марша» сплотились вокруг идей молдавской государственности, социальной защищенности и достоинства полиэтничной молдавской нации.

Очень важно, что настроения первомайских манифестантов принципиально отличались от агрессивного ажиотажа погромщиков 7 апреля 2009. Большинство обозревателей отмечают чрезвычайно миролюбивый характер «Социального марша».

Позволю привести по этому поводу свое наблюдение. Колонны двигались по проезжей части. Полиция предусмотрительно останавливала движение транспорта на время прохождения митингующих. Но некоторые неосторожные водители оставили припаркованные машины, как раз по ходу движения демонстрантов. Когда колонна подошла к первому автомобилю, мне стало тревожно. В памяти всплыли кадры прошлогодней хроники, на которых оранжевые (по утверждению румынских СМИ и лидеров правящего Альянса) «революционеры», переворачивали, крушили и поджигали подвернувшиеся под руку транспортные средства. Но мои опасения не оправдались. Участники «Социального марша» просто обходили четырехколесные препятствия, не причиняя им никакого вреда.

Второе свидетельство того, что первомайская демонстрация собрала достойных людей, а не двуногих представителей погромной люмпенской культуры 7 апреля 2009, было явлено прямо на Площади великого национального собрания. В стремлении как-то ограничить размах манифестации власти отгородили половину площади, так называемыми решетками безопасности. В действительности этот вольер никакой безопасности не обеспечивал. Входы за ограждение не были снабжены металлоискателями. Не было достаточного количества полицейских, чтобы обеспечить оперативный досмотр входящих. Полиция даже не пыталась этот досмотр производить. В таких обстоятельствах решетки, сдерживающие свободу передвижения, напротив, обернулись дополнительным источником опасности.

Организаторы первого состоявшегося в тот день на площади провокационного митинга громогласно призвали своих немногочисленных сторонников  (человек двести, не более) снести ограждения. Произошло это незадолго до вхождения на площадь колонн «Социального марша». Видимо данная стратагема, направленная на провоцирование беспорядков, была заготовлена технологами Альянса. Но она не сработала. В первую очередь потому, что среди манифестантов не было оплаченных люмпенов, которых либералы по мизерной цене нанимали для участия в своих выступлениях. Коммунисты в своей риторике с большим успехом обыграли стремление властей поместить молдавский народ за решетку.

Следует отметить, что электорат Республики Молдова распределяется парадоксальным образом. За партиями, именующими себя «либеральными», идет много маргиналов. Данный парадокс легко объясняется. Все эти партии не только копируют названия румынских политических сил, но и открыто заявляют о своей конечной цели - объединении с румынской матерью-родиной. Людям «неукорененным» в молдавской действительности свойственно связывать надежды на лучшее будущее с отречением от своего государства. Ощутимое участие люмпенов образовало насильственную, если так можно выразиться, ауру вокруг либеральных протестов 2009. Человекообразные, которых можно привлечь к бунту за несколько долларов, не имеют стыда. Поэтому им не могло даже прийти в голову, что, растаскивая имущество разгромленного парламента на глазах изумленных телезрителей планеты, они позорят свою страну. Люмпенизированному пролетариату, действительно, нечего терять.

ПКРМ - единственная реальная сила, провозглашающая важнейшей ценностью право молдавского народа на собственную государственность. Поэтому левое движение Молдавии поддерживается  отнюдь не левыми людьми. Заметная часть электората коммунистов представлена собственниками - домовитыми гражданами, которые в силу хорошего воспитания не склонны к погромам и насилию. И это отличает «Социальный марш» не только от поджигательских акций доморощенных либералов и от бессмысленных и беспощадных киргизских погромов, по исторической неслучайности - бывают странные сближения! - также разразившихся 7 апреля, но и от левацкой агрессии первомайских демонстрантов Евросоюза, выплеснувших свои фрустрированные влечения на улицы греческих и германских городов.

Молдавия, действительно, - территория любви. Ненависть несвойственна подавляющей части полиэтничного молдавского народа. Это и позволяет основывать стратегию «Социального марша», на ненасильственных, более того, созидательных действиях. Первомайский митинг на Площади великого национального собрания закончился призывом к участникам не оставлять мусор. Комсомольцы убрали остатки мусора с опустевшей площади. Этот нетипичный для постсоветской ментальности факт был отмечен представителями городских служб коммунального хозяйства.

Ненасильственное сопротивление режиму было продолжено «Маршем Победы», состоявшимся 9 мая. Протестный характер ему придали двусмысленные заявления руководителей Альянса, о значении Второй мировой войны для судеб молдавского народа. И.о президента Гимпу заявил, что не относит себя к наследникам победы над германским нацизмом. Он отказался от приглашения присутствовать на юбилейном московском параде, по причине того, что на Красной площади соберутся победители, а побежденным там делать нечего. Человек похожий на Жириновского не мог сильнее оскорбить своих земляков. В каждом молдавском селе стоят памятники с длинными списками односельчан, павших на фронтах Великой отечественной войны. Коммунисты в годы своего правления привели ВСЕ эти памятники в порядок. Отреставрировали грандиозный Мемориал воинской славы в Кишиневе. Построили уникальный мемориальный комплекс на Шерпенском плацдарме, где при форсировании Днестра во время Ясско-Кишиневской операции 1944 погибли десятки тысяч советских воинов.

ПКРМ всегда связывала себя с ценностью победы над германским нацизмом. И для нее было естественным возглавить протест молдавского народа против оскорбительных действий прорумынских политиков. В «Марше победы», прошедшем из центра города до Мемориала воинской славы приняли участие более тридцати тысяч молдавских граждан. Напуганные их приближением руководители Альянса в спешке покинули Мемориал, уступив место действительным наследникам Победы.

Важно отметить, что на этот раз организованного подвоза сельских коммунистов не потребовалось. Не было и особенно заметной информационной поддержки. Все свелось к объявлениям, размещенным в «Facebook», на единственном оппозиционном канале NIT и в эфире нескольких радиостанций. Организация столь масштабной акции самыми скромными средствами свидетельствует о наличии у ПКРМ огромной общественной поддержки.

Один из молдавских дипломатов поведал о встрече с папой Иоанном Павлом II в начале 90-х годов. В то время Иоанн Павел был еще бодрым старцем. Он поразил своей эрудицией, знанием многих деталей истории Молдавии и, в частности подоплеки ее сложных отношений с соседней Румынией. Когда аудиенция заканчивалась, папа подвел дипломата к стене, на которой располагалась мозаичная карта Европы. На карте, исполненной в XVI в. едва ли не Микеланджело, территория между Карпатами и Днестром была подписана на латыни «MOLDAVIAE». «А все таки она существует» - лукаво заметил Иоанн Павел, намекая на притязания румынских идеологов вычеркнуть молдавский народ из истории.

«Социальный марш» показал, что Молдавия действительно существует, что у молдавского народа есть незыблемые ценности, а значит - право на будущее. Органичное сочетание стягов Штефана чел Маре и георгиевских лент в колоннах демонстрантов 1 и 9 мая - наглядный урок практической антропологии, который, уверен, войдет в учебные пособия политической науки.

О том, какое впечатление кишиневские события производят на неангажированных россиян, можно узнать из отклика московского культуролога доктора филологических наук, профессора центра «История и экранная культура» Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ) Владимира Алексеевича Колотаева. После просмотра видеоматериалов о демонстрациях 1-го и 9-го мая он прислал заметку, озаглавленную «Ненасильственная активность гражданского общества - путь в будущее»:

До 1 мая 2010 года можно было бы сказать о населении постсоветского пространства, что оно представляет собой безучастную ко всему массу, неспособную на политическое взаимодействие, на проявление социального сознания, на хоть какую-нибудь активность, не связанную разве что только с национализмом, погромами и мародерством. Общенародный «Социальный марш» и «Марш Победы» консолидированных сил в Кишиневе показал всему миру, что в Молдавии есть гражданское общество людей, уважительно относящихся к себе и к другим, гордящихся своей культурой и готовых к участию в политической жизни своей страны. Эти люди не стали позорно открещиваться от своего прошлого, напротив, они его принимают, отождествляются с историей страны и тем самым оставляют для себя надежду на построение будущего.

Стороннего наблюдателя поразила непривычная и не характерная для массовых выступлений последнего времени, внутренняя сосредоточенность участников марша. Достоинство людей, показавших, что их страна принадлежит им. Какая-то нездешняя политическая культура двигала обществом в тот момент. Ни истерических жестов, ни провокаций и лозунгов, направленных против служителей порядка, ни всего того, что мы привыкли наблюдать в Киргизии, Греции, Германии, Франции, Голландии. Кто бы отважился из нынешних властей европейских государств применить силу против такого народа? А именно народом, а не безучастной ко всему массой, показали себя  молдаване.

Оказывается в Молдавии есть очень отзывчивая гражданская среда говорящих и умеющих слушать собеседника людей, способных не только осознанно откликаться на политические призывы партийных структур, но и допускать в своих рядах идеологическое многообразие. Наряду с традиционной символикой КПРМ, государственными триколорами, в колоннах были видны знамена профсоюзов и исторический флаг княжества Молдова, знамена Штефана чел Маре. Причем такое многообразие разных точек зрения свидетельствует не о хаотическом слиянии всего со всем без разбора, а о способности соединять разное на основе единого: любви к родине и уважении к человеку.

Бросается в глаза и разный возрастной состав участников маршей. Наряду с пожилыми людьми, возможно, по инерции поддерживающих мероприятие, очень много молодежи. Молдавия вообще производит впечатление молодой, активной страны. Лично у меня сложилось впечатление, что молдавские власти никак не могут справиться с ситуацией демографического взрыва. Они не знают, что делать со своим не в меру активным народом. Но удивляет редкая для сегодняшнего времени способность общества объединять людей разных возрастов. В основном были когда-то видны либо доведенные до отчаяния ветераны (Россия), либо участвующая в погромах молодежь (Киргизия, Франция, Греция и отчасти ФРГ).

К сожалению, практически нигде в мире о молдавском марше ничего не было сказано. О нем почти ничего не сказали западные СМИ. Для них, скорее всего, он ассоциировался с коммунистическими рефлексами. Привычнее показывать уличные беспорядки в Афинах. Беснующейся толпой легче управлять. Для властей погромщик - большой подарок. Кто же будет разбираться по существу, что произошло в Кишиневе? Достаточно увидеть ярлык - красное знамя - и отвернуться. Непонятно, почему идея социальной справедливости вызывает такое отвращение? Однако самое интересное - это реакция российских медиа. Не было сказано ни слова, не было показано ни одного кадра о шествиях 1-го и 9-го мая. Никто не соизволил упомянуть о беспрецедентной активности граждан Молдавии. И политикам, и нам, простым гражданам стоило бы поучиться у молдаван внутренней культуре, отзывчивости и способности к проявлению солидарности, человечности. Они, а не мы готовы создавать страну, строить будущее, участвовать в политической жизни, в конце концов, помогать друг другу. Это в нашем обществе есть опасная иллюзия, будто бы каждый как-нибудь решит свои проблемы сам.  

Странно было видеть, как в Москве День Победы из дня великой скорби и памяти по бесчисленным жертвам войны был превращен в праздник, языческое ликование, в акцию с неадекватными надписями на машинах. Еще в советское время никто и никогда не относился к Дню Победы как к празднеству. Это был день переживания тяжкой боли, траура. Теперь появилось ощущение, что только в Молдавии сохранилось бережное отношение к прошлому. Скорбные колонны участников «Марша Победы» разительно отличались от ликующей, веселящейся массы по поводу свезенной на концерт. Кому вообще пришло в голову веселиться в такой день?

Может быть, в отместку 13-го мая появилась заметка на mail.ru о Молдавии с примечательным заголовком: «Молдавия самая бедна страна в Европе». Никаких больше слов о братском народе у нас, видимо, не нашлось.

Я думаю, что искренне восхищение молдаванами замечательного исследователя культуры из братской России дезавуирует завистливое молчание деморализованных российских политологов. В Молдавии действительно начинается ненасильственная, т.е. культурная революция.

POSTSCRIPTUM: ПКРМ зарезервировала Площадь великого национального собрания на 12 и 13 июня 2010. Это ближайшие выходные дни перед 16 июня - крайней датой, когда правящий Альянс, согласно конституции обязан распустить парламент и назначить день выборов. История продолжается!


* МЭЙ - типичное молдавское восклицание, часто (вроде русского «люли-люли») употребляемое в зачине и припеве народных песен. Использование его в русской речи является безошибочным индикатором этнической принадлежности говорящего.

 

Сергей Эрлих, молдавский гастарбайтер, кандидат исторических наук, директор издательства «Нестор-История» (СПб.), автор книг "Россия колдунов" (СПб.: Алетейя, 2006), "История мифа (Декабристская легенда Герцена)"(СПб.: Алетейя, 2006), "Метафора мятежа: декабристы в политической риторике путинской России"(СПб.: Нестор-История, 2009).

Оцените статью
Приглашаем Вас оценить эту статью. Голосуя, Вы определяете рейтинг статьи:
Актуальность
(0,00)
Фактология
(0,00)
Источники
(0,00)
Рейтинг
(0,00)
Рейтинг является средним арифметическим всех оценок
Delicious Digg reddit Facebook StumbleUpon Google Yahoo Twitter Netvibes LinkedIn Live Journal Scoop Sphinn Furl Technocrati Live FrigG
Смотрите также
 
Loading ...
Загружается, подождите...
Yes comment / Последние
Facebook

Yes comment / Архив
<Сентябрь 2017>
ПнВтСрЧтПтСбВс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
SEO monitor
Яндекс цитирования
Rambler's Top100
Stiri
Free Page Rank Tool