НОВОСТИ И МНЕНИЯ
В РЕАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ

Добровольные манкурты. Бывшие слуги «коммунистического режима» теперь решили его осудить

Опубликовано : 19 июль 2012 г. 06:16 | Просмотров: 1 197 | Категория: Новости / Власть
«Когда эти баритоны кричат: «Бей разруху!» — я смеюсь. Клянусь вам, мне смешно! Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку!» — так говорил любимейший персонаж Булгакова. И сегодня эти слова идеально проецируются на депутатов, проголосовавших за запрет коммунистической символики. Им теперь просто необходимо запретить появление на публике самим себе — символам и апологетам «тоталитарного режима».

«Недо-анти»

В качестве автора скандального «закона» позиционирует себя Михай Гимпу. Он-то, надо полагать, главный борец с коммунизмом, почётный диссидент, узник совести… да как бы не так! От тоталитарного советского режима Гимпу в своё время получил не только диплом юриста, но и ряд назначений на государственную службу. Включая и должность судьи. И ныне пламенный борец с коммунизмом Гимпу Михай приносил присягу советского судьи, где, в частности, есть такие слова: «Все свои знания, способности и опыт использовать для укрепления социалистического правового государства, законности и правопорядка, воспитания граждан в духе уважения к советским законам». Типичный представитель репрессивного аппарата тоталитарного режима, не правда ли?

В одном из интервью Гимпу разглагольствовал о том, как при режиме «все должны были вступать в комсомол», и «не помню, может, я там и состоял». Ой, сдаётся мне, что помнит он об этом, прекрасно помнит. Потому как не идёт речь о «просто вступлении». В Кишинёве ещё достаточно людей, которые помнят не просто Гимпу-комсомольца, а Гимпу — комсомольского функционера. Даже если все вступали в комсомол (что тоже далеко не верно), то уж на выборные должности попадал точно не каждый. И тем более не каждому довелось осуждать на комсомольских собраниях своего родного брата, и без того осуждённого на шесть лет тюрьмы по статье «За антисоветскую деятельность».

Кроме того, даже идейные, казалось бы, союзники Михая Гимпу крайне сомневаются в том, что последний не был осведомителем ненавистного тоталитарного КГБ. Вот, к примеру, первый министр обороны Молдовы, креатура Народного фронта (со-основателем которого был и Гимпу) Ион Косташ в одном из интервью задался вопросом: как он мог работать судьёй, отказываясь сливать информацию «кому надо»? Кроме этого, Косташ не исключил, что активность Гимпу в плане антикоммунистических законов связана с тем, что именно либералам досталась «по квоте» Служба информации и безопасности и «их ставленники в молдавской спецслужбе могли запросто замести следы».

Отставному генералу вторит и писатель, убеждённый унионист Траян Василкэу. «О какой декагэбизации Бессарабии мы мечтаем, если даже Гимпу восстанавливал в должностях бывших кагэбистов», — отмечал Василкэу.

А вы чьих будете?

Но если даже Гимпу не был членом КПСС (хотя быть советским судьей и не состоять в партии — это довольно подозрительно), то как быть с другими? Например, с первым партийным заместителем Гимпу, главой фракции ЛП Ионом Хадыркой. Разве не он возглавлял во времена режима партийную организацию при Союзе писателей, не получал зарплату парторга от ненавистной КПСС?

Рассказывают, как на выборах первого молдавского парламента уже ставший главой Народного фронта Хадыркэ встречался с избирателями и весьма нервозно реагировал на вопросы о его «красном» прошлом. Во время одной из таких встреч он заявил, что ему «противно вспоминать» о том, как трудился освобождённым секретарём Компартии. На встречный вопрос: «А заработанные деньги вернуть не хотите?» — Хадыркэ только выругался и ушёл со встречи.

Что касается «художественных произведений» Хадыркэ, воспевающих Ленина и партию, — тут добавить нечего. Ибо над этим и так уже все потешаются.

Ещё более интересна фигура председателя юридической комиссии парламента, давнего (ещё с 90-х) соратника Гимпу — Виктора Попы. Того самого, который возглавлял созданную Гимпу комиссию по изменению Конституции. Именно ему многие приписывают авторство «законопроекта» (ну, не сам же Гимпу его писал). Этот большой нелюбитель «поганых коммунистов» и серпа с молотом тоже успел отметиться на должности инструктора ЦК молдавской Компартии. Куда там до товарища Попы «комсомолисту» Гимпу и простому парторгу Хадыркэ!

Вот, кстати, интересно: а распространяет ли на своих коллег по партии депутат-либерал Валериу Мунтяну мнение о том, что во власти не должно быть ни бывших комсомольцев, ни даже бывших пионеров? А считает ли другой либерал Георге Брега, что раз уж коммунистический и фашистский режим — синонимы, то и его коллеги-либералы должны быть осуждены наравне с фашистами?

Певцы советской власти

Ещё более интересно нахождение среди депутатов, «осудивших тоталитарный режим», тех людей, которые находились у него на службе в качестве штатных глашатаев, работников системы агитпропа, «заслуженных» деятелей советских СМИ. Таковых, кстати, немало и во фракции той же самой Либеральной партии. Работник газеты «Ленинский путь» и автор литературного сборника «Комсомольский билет» Хадыркэ отнюдь не единственный прецедент.

Один из самых ярых сторонников осуждения режима Валериу Сахарняну, к примеру, карьеру сделал ещё в советское время. И, разумеется, прекрасно совмещал «пропагандистскую» работу с попаданием на выборные должности. А учитывая то, сколько раз господина Сахарняну обвиняли в сотрудничестве с КГБ, отданный за «осуждение» голос вполне может ударить по нему бумерангом.

Ещё один большой антикоммунист Борис Виеру дослужился при режиме до высокой должности в государственном комитете по радио и телевещанию. То есть не просто «воспевал режим», а был в этой системе, что называется, заводилой. А ещё он успел поработать редактором в газете «Молодёжь Молдавии». Да-да, той самой, которую в ноябре 1990 года разгромят сторонники премьера Мирчи Друка. Советником которого «красный пропагандист» Виеру к тому времени стал.

Ещё один депутат, правда, уже от партии Филата (а до этого — член партии Павличенко), с приходом к власти ПКРМ в 2001 году стал главой департамента на национальном телевидении. Речь идёт о вице-председателе кишинёвской организации ЛДПМ Симионе Плешке. Ну, а в советское время будущий национал-либерал работал на должностях в профсоюзах работников истинно советского образования.

Впрочем, всем им далеко до почётного председателя Демпартии Дмитрия Дьякова. Начав со скромного комсорга на молдавском телевидении, он достиг больших высот в системе агитпропа, попав на работу в самое сердце того самого тоталитарного режима — в Москву. Теперь же самый «заслуженный» из всех советских пропагандистов и, по многочисленным источникам, ценный кадр КГБ в нынешнем созыве парламента, естественно, тоже проголосовал за осуждение режима, которому он прослужил большую часть жизни.

Синхронная амнезия

Стоит вспомнить и об одном небезызвестном господине, который депутатом уже не является, но свою роль отыграл что надо. Речь идёт о премьер-министре, председателе ЛДПМ Владимире Филате.

По сути именно «принципиальная позиция» Филата и послужила катализатором для того, чтобы бесконечные капризы Гимпу обрели реальные очертания и дошли до синхронного голосования всего парламентского большинства. «Пришло время дать политическую, на уровне государства, оценку преступлениям коммунизма и избавиться от танков и Лениных», — заявил премьер. И, разумеется, к нему «прислушалась» вся его фракция.

Откуда такая, свойственная, скорее, Гимпу, нелюбовь к танкам и памятникам проснулась у нынешнего премьера? Может, нагрянули воспоминания о том, как он проходил службу в пограничных войсках КГБ СССР в Севастополе? К слову, согласно данным ряда СМИ, в период прохождения службы будущий главный либерал-демократ Молдовы успел даже поучиться в спецшколе КГБ в подмосковном Голицино. Ну, это, конечно, куда комфортнее, чем просто на посту у морской границы с собакой стоять. Но и попадали в высшие военно-политические училища всесильного комитета в ту пору отнюдь не за красивую причёску.

О собственно «красном» прошлом следом за партийным боссом мигом забыли и члены фракции ЛДПМ в парламенте. Среди проголосовавших за «осуждение режима» оказался экс-министр Владимир Хотиняну. И дело даже не в том, что он тоже состоял в КПСС, а в том, что этот «тоталитарный режим» как раз и создал Медицинский университет им. Н. Тестемицану, с которым у Хотиняну связана вся жизнь — и образование и работа.

Есть вопросы и к другим голосовавшим депутатам от ЛДПМ. Считает ли, к примеру, один из руководителей колхоза имени Григория Котовского Ион Балан «преступлением против человечности» организацию сельского хозяйства в МССР? Стыдится ли другой депутат Ион Бутмалай того, что занимал должности в советских репрессивных органах в лице Министерства внутренних дел? Ну и особенно — о чём вспоминал бывший вице-спикер Юрий Цап, когда голосовал за осуждение коммунистической идеологии? Не о том ли, как в советские годы он работал на должностях во флорештском райисполкоме, а также в райкоме партии — инструктором и секретарём (внимание!) по идеологии!

Также весьма интересно, вспоминали ли о своём антикоммунизме те из видных членов ЛДПМ, кто всю свою политическую карьеру находился в «чудовищных союзах» со своими, казалось бы, идеологическими врагами. Самым ярким примером тут служит, что характерно, именно глава фракции ЛДПМ Валерий Стрелец. Карьеру он начал в Лиге христианско-демократической молодёжи (по сути, «молодое крыло» Народного фронта). Но затем почему-то на трёх парламентских кампаниях подряд действовал в команде бывших первых секретарей комсомола Молдавской ССР: Петра Гафтона, Иона Гуцу и Владимира Бабия соответственно. Тогда, очевидно, осуждение на «классовых врагов» не распространялось.

Двойные выкресты

«Прав Тевье! Я тоже выкрестов не люблю. Каждый своей веры держаться должен», — так говорил персонаж «Поминальной молитвы» Григория Горина. Людей, предающих свои идеалы, недолюбливали во всех странах и во все эпохи. Ну, а как в таком случае относиться к тем, кто умудрился дважды расстаться с одной и той же идеей? Это, конечно, кажется нонсенсом, но нашлись в парламенте и такие индивиды.

В конце концов, почётным титулом «дважды бывший коммунист» может гордиться даже тот человек, под председательством которого и прошло скандальное парламентское заседание, — спикер Мариан Лупу. Член КПСС с 1988 года, он без особых сожалений расстался с коммунистическим прошлым в 1991-м — чтобы снова стать коммунистом уже после того, как его, никому не известного «технократа», подняли на недостижимую для него в свободном плавании высоту: сначала министром экономики, а затем и парламентским «прешединте». «Я иду в составе Партии коммунистов Республики Молдова так же, как шел до сих пор, и никаких изменений в этом плане быть не может», — вещал Лупу в то время.

Мало того, что коммунистическую символику осуждают те, кто её раньше подобострастно носил. Это делают ещё и те, кто был когда-то в одной команде с находившейся в зале оппозицией. С той самой оппозицией, которая когда-то была властью, что их тогда вполне устраивало, и ни серп, ни молот не резали им глаза, пока помогали добиваться карьерных высот.

К таковым относится, к примеру, коллега Лупу по ДПМ Георгий Брашовский. Коммунистическая символика никак не мешала ему выдвигаться при поддержке ПКРМ на пост примара города Сынжерей. Позднее он совершенно спокойно шёл под этой символикой в парламент по спискам ПКРМ. 61-й номер на апрельских выборах 2009 года позволял Брашовскому стать депутатом ещё тогда — сразу же после избрания президента.

В ещё большей степени это относится к самому богатому (по официальным данным) депутату фракции ЛДПМ Симиону Фурдую. Этот дважды бывший коммунист, в отличие от Лупу, был не просто членом КПСС, а одним из заметных функционеров «тоталитарных» времён: дошёл до крупной аппаратной должности в центральном комитете ЛКСМ. После распада СССР о бывшей своей идее, разумеется, не вспоминал, с головой уйдя в бизнес, но как только возрождённая Партия коммунистов стала самой заметной парламентской силой, поспешил к ней примкнуть. Был заметным коммунистом в районном комитете одного из секторов Кишинёва, а после победы ПКРМ в 2001 году даже был назначен префектом Кишинёва.

В нынешнем созыве парламента хватает людей, которые обязаны своим карьерным взлётом именно Партии коммунистов, к запрету которой они нынче прилагают все усилий. Вот, к примеру, вице-спикер от ЛДПМ Лилиана Палихович. Простой школьный педагог и мелкий служащий, после прихода к власти ПКРМ она выслужилась до поста главы правительственного департамента молодёжи. И вот, как видите, «доросла» до партийного зама Филата и парламентского зама Лупу. К этой же категории относятся, к примеру, демократы Василий Ботнарь и Игорь Корман. Первый при ПКРМ поднялся до директора правительственного агентства транспорта. Второй очень любит разглагольствовать на тему «восьми лет режима», при этом скромно умалчивая, что сразу после прихода к власти ПКРМ стал главой департамента в Министерстве иностранных дел, а затем — и послом в Германии, каковым и пребывал вплоть до 2009 года.

Это во многом логично: в первых рядах «борцов с коммунизмом» стоят именно те, кого ужасный режим пытал обильной зарплатой и мягкими креслами.




Сообщить о ошибке | Версия для печати




Похожие новости
ВЛАСТЬ
АРХИВ ТРАНСЛЯЦИЙ
все трансляции
САМЫЕ ПОСЕЩАЕМЫЕ
ВЛАСТЬ
Глава Антикоррупционного центра возмущен «спекуляциями», в которых фигурирует имя депутата Архире
17.04.2022  Комиссар ОБСЕ требует от молдавских властей не пренебрегать проблемами общественного телерадиовещания
17.04.2022  Выгодополучатель от рейдерских атак, Владимир Плахотнюк, обещает сделать страну «более красивой и сильной»
17.04.2022  Тимофти, приговаривавший людей «за антисоветскую агитацию», утверждает, что судил только по поступкам
ЛЮДИ
БИЗНЕС
КРИМИНАЛ